пятница, 12 июня 2015 г.

скрепы начали всматриваться в нас...

 Свобода, в принципе, к вам вообще не имеет никакого отношения. Настоящая свобода – это когда все вокруг вас имеют право и возможность думать и поступать, как угодно им. А вы тут совершенно ни при чем.
Д. Бергер

Коллеги обсуждают «последние новости». Пожар на нефтебазе («Что, неужто тоже Путин поджог», «Вот, уже волонтеров просят помочь, сами ни на что не способны. А все им Янукович был не такой… А при нем хоть войны не было!»), цены на конфеты «Рошен» (как будто у нас тут выращивают какао или другие – дешевле), недавний гей-парад («Нет, ну еще и эти выползли! Равенства им, видите ли!», «Сначала марш, потом браки, потом детей усынавливать! А вы знаете, что они с детями делают? И не только развращают. Они же все повально тайные сатанисты – они их в жертву приносят!»). Как будто гетеросексуальные педофилы – лучше, и не надо отлавливать и сажать и тех, и тех.


Обычный треп.

Вот только произносят это все – буднично, привычно, без пены у рта – образованные люди… киевляне. Неплохие, в общем-то. Половина из них – молодежь, до 30.

Фраза, которую в дни Майдана случайно обронил сосед: «Нічого не розуміє, на Майдан не ходить і, взагалі, не дуже порядна людина», – и которая долго была квинтэссенцией, исчерпывающей характеристикой, но почти забылась в привычной постмодернистской парадигме о том, что правд много и все имеют право на свою.

Кто мы такие, чтобы судить о чужой порядочности, посмотри на себя. Ну да, ну да.
В этих же стенах недавно был у меня диалог – собеседница грустно недоумевала: «За что мы воюем? Кому нужна эта война? Разве нам она нужна? А кто-то наживается на этом всем!». Часто приходится слышать, верно?

«Мы воюем потому, что на нас напали. Мы не можем не воевать. И, конечно, нам война совершенно не нужна. Вот только тот, кто напал, нас об этом не спрашивал. Как не спрашивал Гитлер, к примеру. А наживаться на войне – так это было всегда и везде. Какое отношение это имеет к тому факту, что это наша земля и нам ее защищать?»

Самое интересное, что она меня поняла. И согласилась. И успокоилась, положив, видимо, что-то на полочку в голове, собрав кусочек паззла. Пожилая, на этот раз, женщина.

Подруга из славного города Славянска, занимающая активную проукраинскую позицию, слышит от меня о «ватном» коллективе – сама там, на месте, «воюет» с таким же – и удивленно поднимает брови: «Да ты что?! В Киеве?! Как же так?». Они ТАМ не могут поверить, что такое возможно, что такого здесь много.

В городе, где ради того, чтобы заявить, что не намерены терпеть такое, тысячи людей вышли на улицы после того, как избили детей – да, именно так это формулировали тогда, а не теперешнее «сначала захотели в Европу, потом побили каких-то студентов, потом началась война».

В этом же городе героические патриоты были «змушені відволіктися від інших справ, яких їм вистачає», чтобы бросить таки вызов «попыткам морального разложения украинского народа» — вместе с петардами, начиненными кусками железа.

Дочь Бориса Немцова составила список лиц, причастных к травле ее отца – и итогу этой травли. Интересно, а Дмитрий Ярош после всех этих своих призывов – и итога, наличия пострадавших – не должен нести ответственность?

Ну да, он же депутат, а у нас вот даже Клюева привлечь никак не могут. И у нас же не «суворі тоталітарні закони», а значит, можно спать спокойно и дальше безнаказанно призывать к чему угодно. Он этому даже заранее не преминул порадоваться.

Да может, и представители ЛГБТ-сообщества были не настоящие, и Ярош с ПС – засланные казачки, и им лишь бы лодку раскачать да внимание отвлечь. А может, лавры скрепоизобретателей не дают им покоя и хочется доказать, что свои еще крепче. Или цель – когнитивный диссонанс у противника, что, мол страшные украинские правосеки, оказывается, такие же фашисты, как и они сами. (Выбирайте в этой фразе подтекст сами, плиз.)

Это все понятно. Но вот пассаж про людей, которые исповедуют правильные моральные принципы… Правильные, понимаете. С точки зрения в том числе тех, кто – если что не так – петардами с железом.

И вот эти «христиане» – и не только, но с «правильными принципами» – в этом же самом Городе считают это все, пусть даже в какой-то мере, допустимым. «Нет, ну никто не собирается заглядывать в замочную скважину! Пусть там себе делают, что хотят. Но зачем же это про-па-ган-дировать?»

А что, кто-то правда верит, что можно увидеть некий марш и испытать непреодолимое желание примкнуть к марширующим?

Ах, это вредно видеть детям? Им придется объяснять, кто такие эти люди… Ну, так не ходите туда с детьми, направьте свои стопы в другую сторону, сходите на парад вышиванок или краснознаменных бабушек. Или попов с хоругвями. При желании.

У нас вроде как разрешены мирные собрания – кроме тех случаев, что специально оговорены. Вот краснознаменные – уже не разрешены. Радужнознаменные не запрещены и хотят ходить маршем, а не только сидеть где-то за замочной скважиной? Ну, так в чем же дело?
Ах, мораль не правильная? Давайте поучим железом?

Ничего не напоминает?

«Так, может, те студенты плохо себя вели, и их и надо было побить?»

А кроме правильной морали можно еще, например, и правильному языку поучить. Недавно некая диаспорянка приехала в Киев, по большому счету, русскоязычный город, попрактиковаться в украинском… и не нашла с кем. Возмущается. У вас-де с русскими война, а вы говорите на их языке. Неправильные вы украинцы, не патриотичные. Жаль, что американцы во время войны за независимость не догадались язык быстренько поменять, ну так у них и выбора, на что менять, особого не было. Даже за рубежом украинцы хотят говорить так, как надо, а здесь, в Киеве – нет. Срочно нужно стать правильными украинцами. Захотеть! Заговорить!

Честно, даже не знаю, где она тут ходила, что ни разу украинского языка не слышала. Я его слышу каждый день – и сейчас намного больше, чем еще лет шесть назад. На работе. В транспорте. На детских площадках. Из телевизора. Очень многие русскоязычные знакомые виключно українською, і на дуже якісному рівні, разговаривают со своими детьми, с пеленок. А вот со мной мама-украинка с пеленок говорила по-русски. И поэтому я отношусь к тем украинцам, для которых русский – родной язык. И таких – много, чуть ли не половина.
Иногда я перехожу на язык собеседника, иногда остаюсь на своем – особенно если важно не отвлекаться, а сосредоточиться на предмете обсуждения. Не было случая, чтобы кому-то это мешало. Часто мы с коллегами обсуждаем рабочие вопросы – каждый на своем языке – к обоюдному удовольствию, не отвлекаясь на старания формулировать как-то иначе.
Все всё понимают, каждый использует тот язык, который ему удобно в этом прекрасном в своем двуязычии городе.

И даже национал-патриоты как-то прикусили языки, перестали вопить, что все должно быть только по-украински. Как-то, после всего, это теперь неприлично даже.

А диаспора вот не в тренде, поучает… Лишний раз доказывая, что «вата» – она «вата» и есть, с «выши-» или без, доморощенная или импортная. Всюду вокруг нас, везде, по сути, одинаковая.

Ах, как удобно и приятно рассуждать о генетических и ментальных дефектах россиян и донбассян. Как охотно поддерживают этот дискурс власти, планируя очередные блокады и пропуска, политологи, готовящие общественность к тому, что, может статься, мы отрежем «гангренозные части», и так им и надо. Как это поддерживает наше чувство превосходства, снимает ощущение вины, позволяет не задавать власти такие неудобные вопросы: почему не наказаны люди, которые получали зарплаты за счет налогов, собранных гражданами Украины, и обязаны были принять меры – милиция, СБУ, руководители области, все из числа регионалов? Почему им позволили и позволяют заправлять в регионе? Почему деятели партии регионов, годами пичкавшие жителей Востока баснями о том, что они кого-то кормят, что местная индустриальная промышленность — локомотив экономики, что на Западе – фашисты и кровавое НАТО, короче, те, кто годами выстраивал предпосылки для всего этого – ни при чем? А точнее, в Киеве при бабках? Зато виноваты во всем обычные обыватели, серая масса, может, тупая, может, зазомбированная, местами агрессивная – но вот только они. И даже в том, что они не уезжают оттуда – тоже виноваты только они сами, а не власти, которые ничего практически не сделали ни для обеспечения безопасных коридоров, ни для вывоза стариков и больных, ни для беженцев.

Ну да, они и тут для нас делают меньше, чем хотелось бы. И, конечно, и не могут делать все то, что нужно в этой ситуации. Но, может, честнее было бы так и сказать, а не сводить все к тому, что они там такие, и так им и надо?

А если так и надо – то как тогда быть с обильной здешней ватой – киевской, харьковской, николаевской – да и вышеватой тоже? На каком-то этапе скажем: так вам и надо? А элита опять будет ни при чем (или все при том же).

И нет, я не выношу за скобки основного «виновника» – РФ и ВВП, конечно. Просто речь сейчас не об этом.

Но кроме как всегда белых, пушистых и ни в чем не виноватых регионалов, хотелось бы спросить еще – а как насчет национал-патриотических партий? Народный Рух, Наша Украина, Свобода, теперь Правый Сектор – почему они год за годом не разбивали регионаловский дискурс, не разрушали индустриальные мифы, предпочитали не трогать Донбасс и его князьков, ничего не предлагали тамошним людям, кроме вышиванок, пісень, героев освободительной борьбы, непременно украинского языка и игнорирования экономики и насущных вопросов?

Им и теперь есть на что отвлечься – традиционные ценности, «правильная мораль».
Будущее здесь где?

Впрочем, для ответа на этот вопрос достаточно посмотреть на их рейтинги. А жаль, потому что свято место пусто не бывает, и те кресла, которые не займут патриоты – потому что им всего лишь нечего предложить, кроме повестки вековой давности и тупой ксенофобии – постараются занять популисты и агенты врага.

P.S. Стало даже неприличным говорить: «Майдан стоял не за это». Так за что он стоял? За свободу, достоинство?
Для всех? Или только для тех, кто «правильный» – по любым критериям?

ПиМ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...